English

Анастасия Исаева
06/04/08 «"Ваш досуг"»

РЕЖИССЕР НА ДВА ДОМА

С тех пор, как питерской Александринкой руководит Валерий Фокин, театр стал объектом пристального внимания. Однако Москва за последние пять лет видела лишь грандиозного фокинского «Ревизора». Дабы исправить эту ошибку, «Золотая маска» устраивает фестиваль в фестивале – программу «Премьеры Александринского театра в Москве». Покажут «Двойника», «Живой труп» и «Женитьбу» Валерия Фокина, «Чайку» польского классика Кристиана Люпы и «Иваны» Андрея Могучего. Валерий Фокин – личность интригующая. Талантливый организатор и вдохновенный творец, умудряющийся руководить одновременно московским Центром имени Мейерхольда и петербургским Александринским ткатром. Его не любят за успешность, а боятся – за то, что слишком влиятельный и жесткий. Но к каждому его спектаклю относятся как к событию.

Валерий, будет ли участвовать в этих гастролях любимый московской публикой Алексей Девотченко, много раз номинированный на «Маску», а на прошлом фестивале впечатливший ролью Шута в додинском «Короле Лире»?


Нет. Девотченко остался у нас на разовых выходах. И наличие этих разовых спектаклей зависит от того, позволяет ли ему играть здоровье. Такие у нас с ним сегодня отношения.


Ваш спектакль «Двойник» изменился после смерти Виктора Гвоздицкого, игравшего Голядкина-старшего? Можно ли сказать, что это уже другой спектакль?


В общем, да. Мне было трудно вводить новых исполнителей в «Двойника», пришлось репетировать сразу с двумя актерами. Дмитрий Лысенков сыграл Голядкина-младшего, а Виталий Коваленко – роль, которую исполнял прежде Виктор Васильевич. Глобально смысл не поменялся, но новые оттенки спектакль приобрел. Гвоздицкий, будучи сам неординарной личностью, играл некую индивидуальность, которая выламывалась из этого мира полулюдей-полутрупов-полутеней, из той своры, которая его окружала. Чувствовалось, что эта личность обречена. А Коваленко играет обычного человека. Неслучайно, когда спектакль начинается, он встает из зрительного зала. И от этого не становится менее страшно, может быть, даже более страшно.


Жизнь на два города потребовала от вас каких-то новых качеств?

Скорее просто повышенной мобилизации. Это физически сложнее. Приходится просчитывать свои планы на несколько недель вперед – я имею в виду текущие, а не творческие планы. Надо точно знать, когда ты вернешься в Москву. К счастью, в Центре имени Мейерхольда сложилась отличная команда директоров, так что мое присутствие здесь – только выработка художественной стратегии. Александринка – репертуарный театр с постоянной труппой, времени ему нужно уделять гораздо больше.


Прежде вы часто говорили, как вас волнует зал Александринки, а сейчас уже привыкли?

Нет, не привык. Все равно, когда я вхожу в этот зал, у меня замирает сердце. Зал этот роскошен с точки зрения величия, красоты и одновременно какой-то неформулируемой театральности. В нем удивительно точно соблюдены пропорции сцены и зрительской части. Несмотря на тысячу мест, зал не кажется большим, а выглядит уютным, даже камерным. Я работал в старинных театрах Европы, но подобного не видел.


В 2008 году программа фестиваля «Александринский», который традиционно проходит осенью, в начале сезона, будет состоять из немецких спектаклей. А в Москву их привезут?

На нашем фестивале покажут спектакль Михаэля Тальхаймера (это его блистательная «Эмилия Галотти» приезжала несколько лет назад в Москву на NET – «ВД»), сделанный в Deutsches Theater Berlin. А откроется фестиваль премьерой Юрия Бутусова по пьесе Брехта «Что тот солдат, что этот». Но в Москву эти спектакли вряд ли приедут – это потребует дополнительных расходов.


Правда, что в Александринке будет ставить знаменитый швейцарский режиссер Кристоф Марталер?

У нас есть это в планах, но я пока могу говорить лишь о тех, с кем мы точно будем сотрудничать. В 2009 у нас поставит спектакль Андрей Щербан – замечательный румынский режиссер, который уже лет двадцать живет в Америке. А в 2010 году – Лука Ронкони поработает над пьесой Аристофана.


Слышала, что сами вы собираетесь ставить пьесу Вадима Леванова «Святая блаженная Ксения Петербуржская в житии»? После классики – решились-таки обратиться к новой драме?

Ну, это все-таки не сюжет из современной жизни. Это историческая пьеса, хотя там есть и современные реминисценции. На мой взгляд, это очень любопытный и очень петербургский сюжет.


© 2003-2015, «Центр им. Вс. Мейерхольда»
127055, Москва, ул. Новослободская, 23, м. «Менделеевская»
+7 (495) 363 10 48 (касса), 363 10 49 (приемная)
fainkin@meyerhold.ruvsmeyerhold.centre@gmail.com