English

Наталия Каминская
25/09/03 «Культура»

КВАДРАТУРА РОКА И СУДЬБЫ

Центр им. Вс. Мейерхольда открыл сезон

Полгода назад, в день рождения Всеволода Мейерхольда, ЦИМ совместно со Школой-студией МХАТа представил своих магистрантов. Молодые выпускники театральных вузов из стран СНГ и Балтии, прошедшие конкурс на учебу в Москве, получили аспирантские корочки и приступили к первому — античному — этапу программы. Первый готовый продукт под названием «Эдип» (спектакль-упражнение по текстам Софокла и Беккета) и был показан на открытии нынешнего сезона Центра им. Вс. Мейерхольда.

«Упражнялись» пятеро магистрантов в качестве актеров и под руководством режиссера Алексея Левинского. Впрочем, собственно актеры в «Эдипе» также участвуют: И. Волков, В. Воронкова, А. -Д. Кретта, О. и Д. Яковлевы. Трагедия Софокла вместе с одноактовкой Беккета уместились в один час. Античная история предстала в виде основных сюжетных опор. Диалоги и пластические сцены (мейерхольдовский метод биомеханики здесь — и элемент обучения, и средство сценической выразительности) составили стройный геометрический узор, безэмоциональный и предельно ясный по смыслу. Квадрат планшета — замкнутая фигура с четырьмя остриями углов. В центр вписан маленький квадратик черной «бездны», куда персонажам суждено не только бросать камешки, но в конце концов и заглянуть. Молча и долго актеры меряют плоскость шагами, вычерчивая периметры и диагонали, но никогда не срезая углов. Такова геометрия сюжета, где все заранее предопределено. Это упражнение еще и на строгую дисциплину. Ни повысить голоса, ни беспричинно взмахнуть руками не позволено никому. Стройнейший из всех канонов искусства — античный — чужд импровизации и приблизительности. Завораживающая тайна движений в пластических эпизодах — не дивертисмент и не ритуал, а точная визуальная иллюстрация того, что не досказано словами. Актеры надевают серые, бесстрастные маски и принимают резко очерченные позы. Тут видна рука Николая Рощина, заявленного в программке художником спектакля. Узнаваема его любовь к диковатой атрибутике Средневековья, которая сама по себе содержит беспроигрышную театральность. Впрочем, быть может, эти маски ближе к «детству человечества», это не суть важно, гораздо важнее магия чистой условности, в соблюдении которой, быть может, лежит главная задача этого театрального упражнения. И здесь включение Беккета с его абсурдистской ролевой предопределенностью кажется весьма остроумным. Эдип — жертва рока. Беккетовский человек — жертва самого себя, абсурдно устроившего собственную жизнь. Многовековая дистанция от античных страхов перед миром до современной бессмыслицы мироздания спрямлена до одной стороны квадрата, равной, как известно, трем другим. Красивое и внятное получилось упражнение. Интересно будет проследить, как магистранты сменят в процессе обучения плоскостную стройность античных параметров на объемный сумбур современного театра.


© 2003-2015, «Центр им. Вс. Мейерхольда»
127055, Москва, ул. Новослободская, 23, м. «Менделеевская»
+7 (495) 363 10 48 (касса), 363 10 49 (приемная)
fainkin@meyerhold.ruvsmeyerhold.centre@gmail.com