English

Борис Тулинцев
01/10/02 «Ревизор-2002»

НЕКОТОРЫЕ НЕОБХОДИМЫЕ СВЕДЕНИЯ

Величайшая комедия русской литературы впервые была представлена 19 апреля 1836 года в Александринском театре «по высочайшему соизволению». Среди зрителей премьеры, собравшей весь свет, присутствовали и тот, кто соизволил, и тот, кто сочинил. Николай Первый от души хохотал, а Гоголь, по собственному признанию, «с самого начала пьесы… сидел в театре скучный». Тогдашний любимец публики, развлекательно-водевильный, комикующий артист Николай Дюр показался автору парижским вертопрахом; ожидаемого морального воздействия не получилось.

В том же году состоялась московская премьера в Малом театре. «Спектакль был сколочен наскоро, как какой-нибудь воздушный водевильчик», но городничий в нём был, по слову Аполлона Григорьева, «отлит зараз Щепкиным».

Как обличитель Гоголь вызвал ненависть бюрократии обеих столиц, не говоря о провинции, где местные власти всячески противились постановкам дозволенной-таки пьесы. Но постепенно, с середины XIX века, комедия превращается в «историческую». Таков, в частности, был знаменитый «Ревизор» литераторов, благотворительный любительский спектакль 1860 года, в котором все роли исполнили известные тогдашние писатели. Смысл этого наивно-реалистического представления состоял только в том, что все они «вышли из гоголевской шинели» (Достоевский, кстати, играл роль почтмейстера Шпекина).

В 1870 году со сцены Александринского театра впервые прозвучал полный — без сокращений — текст пьесы, и тогда волнами покатились канонические спектакли. Последний (уже в 1908 году) был создан в Александринке режиссёром П. П. Гнедичем; в том же году к «Ревизору» впервые обратился К. С. Станиславский. В обоих спектаклях ощущалось влияние натуралистической традиции, были привнесены театральная археология и стилизация. 

Настоящий Гоголь появился на сцене только в 1921 году во МХАТе, в образе Хлестакова, которого гениально сыграл Михаил Чехов. Этого Хлестакова называли «кретином» и «идиотом», а доктор Н. Семашко поставил диагноз: «расстройство ассоциаций». Но чеховский Хлестаков как раз и был тот самый чёрт, столь же заурядный, сколь и неуловимый, которого Гоголь всю жизнь хотел посрамить. «Химерический», «гротескный», «загадочный» — так его определяли критики. Слова их приближались к цели, но никто так и не понял, отчего герой оказался таким невзрачным и притягательным одновременно. В театральном воплощении Гоголя — не только «Ревизора»! — это был момент истины.

Продолжением чеховского Хлестакова (и своеобразным, гениальным его преодолением) стал знаменитый спектакль Мейерхольда 1926 года, в котором со сцены звучал «презрительный, саркастический и отчаявшийся Гоголь» (П. А. Марков). Это была самая радикальная постановка пьесы в истории театра: режиссёр взял «направление к трагедии». В спектакле ощутим был гоголевский «разорванный ветром воздух», которым дышали великие символисты Андрей Белый и Александр Блок.

Хлестаков у Эраста Гарина сделался сразу всем: жуликом, шарлатаном и - мечтателем, петербургским эстетом, поэтом. Он был одновременно маньяком и манекеном. В конце концов Хлестаков всех порабощал — в этом смысл знаменитой «немой сцены» у Мейерхольда, в которой актёры становились куклами.

С начала 1930-х годов в истории «Ревизора» зияет пробел: можно говорить не о спектаклях, а об отдельных исполнителях — об Игоре Ильинском, Юрии Толубееве, Игоре Горбачёве…

В 1972 году Г. А. Товстоногов поставил спектакль, который считал программным для своего театра. Режиссёр вернулся к традиции Михаила Чехова и Мейерхольда — к трагедии. В начале спектакля и в конце его звучал авторский голос (И. М. Смоктуновский) — «На зеркало неча пенять, коли рожа крива», а «зеркалом», так же как и «рожей», стал городничий, которого звали не Антон Антоныч, а Кирилл Юрьевич. В костюме гоголевского городничего на сцену вышел обаятельный социальный герой, депутат и даже (пусть только на сцене) вождь. Этого городничего играл народный артист СССР Кирилл Лавров. С тех пор прошло три десятилетия, но так и не случилось ни одного спектакля, на который можно было бы указать перстом или хоть пальцем.


© 2003-2015, «Центр им. Вс. Мейерхольда»
127055, Москва, ул. Новослободская, 23, м. «Менделеевская»
+7 (495) 363 10 48 (касса), 363 10 49 (приемная)
fainkin@meyerhold.ruvsmeyerhold.centre@gmail.com