English

Наталия КАМИНСКАЯ
17/05/13 «Театрал»

АЛИСА И ПАТРУЛЯЛЯ

«Алиса и государство» в Центре Мейерхольда

Спектакль Центра имени Мейерхольда «Алиса и государство» – это попытка создания социального театрального проекта. Давно и широко практикующееся на Западе направление у нас только-только начинает набирать обороты, и работа с «Алисой» вызывает множество противоречивых ощущений. Но для начала немного информации. 

Спектакль «Алиса и государство» вырос из учебного проекта выпускников «Школы театрального лидера» – драматурга Саши Денисовой (весьма популярного сейчас театрального автора, чья последняя по времени работа – «актуализация» пьесы Г.Ибсена «Враг народа», поставленной в Театре Маяковского) и режиссера Алексея Жеребцова. Играют артисты  Liquid-театра, сценография Елизаветы Дзуцевой. Авторы декларируют спектакль-лекцию на тему, «как устроено наше государство и какие есть механизмы взаимодействия с ним?». Просто лекция в театре кажется им скучной, хотя в Театре. doc этот прием достаточно часто используется (это ведь, смотря, каково содержание и каков лектор). Однако в ЦИМе решили соединить «драматические сценки и перформанс, документальные монологи и хореографию, научный комментарий», а также видеоарт и многое другое. 
И получилась совсем даже не лекция, но полноценный игровой спектакль, с отличной, функциональной и образной сценографией, с замечательной актерской игрой, с профессиональной, точной и остроумной режиссурой.

Самым слабым звеном в этом спектакле оказался текст. Для обычной социальной «говорильни» он слишком насыщен всякого рода иносказаниями. Иначе и быть не могло, ведь взялись не просто театрализовать беседу о взаимоотношениях государства и человека, но призвали на помощь «Алису в стране чудес». По сюжету некая прилежная ученица Алиса ужасно нервничает на экзамене по праву, а преподаватель еще и крайне агрессивен, все время «наезжает». И девочка падает в обморок, а одновременно, прямо по Кэрроллу, падает в некую бездну и оказывается в странном государстве. В этом государстве зритель с ходу узнает родные просторы с их нелепостями, абсурдом и жестокостью. Но, в то же время, тут на месте и кот, и зайчики-кролики, и шахматная королева, и прочие всем известные герои. То обстоятельство, что кот здесь не Чеширский, а обычный, каких дамы разных возрастов обожают постить в социальных сетях, уже не столь важно. Алексей Жеребцов замечательно схватывает эту выморочную, абсурдную среду, этот воздух недомолвок, загадок, страхов и ляпсусов, которым дышит текст настоящей «Алисы в стране чудес». Возникают странные объемы, смешные и страшноватые фигуры, очень точные по смыслу и образные видеопроекции (за них отвечал Всеволод Таран).  Есть ряд ну просто очень удачных сцен. Например, эпизод с цветами, коими являются здесь пенсионерки, носящие «цветочные» имена Маргарита, Лилия и Роза. На деле перед нами три вконец замороченные пенсионерки с клумбами на головах, которые безуспешно блуждают в лабиринтах, устроенных отечественным ЖКХ. Или вот сцена с Патруляля – двумя блюстителями закона, осуществляющими патруль на ходулях. Эти учат Алису, как взаимодействовать с правоохранительными органами, при этом окончательно запутывают и ее, и самих себя. Получается не столько урок, сколько знакомая интермедия на тему «все одним миром мазаны». Хороша Белая королева, то вкрадчивая, демократичная и совсем «своя» слуга народа, а то глупый автомат, который бубнит всякому, позвонившему в справочную службу, длиннющий, испытывающий терпение  абонента текст.

Но рядом возникают и чисто лекционные фрагменты. Например, есть весьма любопытная информация о том, что государство слишком часто и слишком много на себя берет. А между тем в реальной истории существуют примеры, когда и правовую систему, и изготовление денег, и многое другое придумывали и вводили в обиход вовсе не государственные структуры, но частные лица.  

В общем, последовательно и вполне убедительно спектакль «Алиса и государство» приводит к лежащему на поверхности у всего нашего народонаселения выводу, что это самое государство (а какое оно, и где находится, никому не надо объяснять) только громоздит нелепости и обслуживает самое себя. Что усердие честной Алисы (ее характер тонко и остроумно предает Инна Сухорецкая) в постижении механизмов взаимодействия с таким государством – мартышкин труд. Тем более что текст пьесы постепенно скатывается к политическому памфлету. Увы, не складно и не виртуозно написанному. Так, сцена с Болотным чаепитием, где витийствуют интеллигенты, один смешнее другого, совершенно прозрачна по смыслу. И, в общем, печальна. Хотя прямого отношения к идее социального ликбеза она не имеет, некий социальный срез современного общества, безусловно, могла бы дать, если бы текст не был написан так неряшливо и невнятно. То же соображение относится и к кульминационной сцене, где Алиса интервьюирует представителя партии Единорогов, который с глупейшим и нахальнейшим видом несет совершенную ахинею. Увы, далее замечательно остроумно придуманного названия партии дело не движется, ибо и «ахинею» надо уметь написать так, чтобы она звучала с убийственной памфлетной остротой.

В общем, вербуя для социального проекта в союзники такую художественную «артиллерию», как «Алиса в стране чудес», автор пьесы должен бы и сам обладать сильными литературными кондициями. Иначе надо ставить более скромную задачу и просто по мере сил театрализовать некие беседы на темы социальной адаптации. Между тем, ход с «Алисой» подсказал режиссеру, сценографу и актерам способ парадоксальной игры, и сама эта игра, безусловно, талантливая, способна в спектакле сообщить зрителю гораздо больше важных смыслов, чем не ровный и не совершенный текст пьесы.


© 2003-2015, «Центр им. Вс. Мейерхольда»
127055, Москва, ул. Новослободская, 23, м. «Менделеевская»
+7 (495) 363 10 48 (касса), 363 10 49 (приемная)
fainkin@meyerhold.ruvsmeyerhold.centre@gmail.com