English

Светлана Хохрякова
21/10/09 «"Культура"»

БОСОНОГАЯ ТЕНЬ

"Гамлет" из Тель-Авива

Театр Наций приступил к реализации нового проекта под названием "Шекспир@Shakespeare", и уже до конца года в Москве будут представлены "Король Лир" в постановке Владимира Золотаря Нижегородского ТЮЗа, "Гамлет" Театра Оскараса Коршуноваса, "Ромео и Джульетта" Владимира Панкова - детище самого Театра Наций. Начали с "Гамлета" из Израиля в постановке Камерного театра Тель-Авива. Шекспир зазвучал на иврите. В день первого показа в Москве на спектакле присутствовала Чрезвычайный и Полномочный посол государства Израиль в РФ Анна Азари. Именно ей принадлежит примечательная фраза о том, что Москва - мать театров израильских. И сегодня одна из исполнительниц - Майя Купчик, играющая молодую актрису в сцене "Убийство Гонзаго", - говорит по-русски. Камерному театру Тель-Авива - 65 лет, создан он был когда-то в противовес знаменитому еврейскому "московскому" Театру "Габима". Поражают производственные показатели. Тот же "Гамлет", премьера которого состоялась в 2005 году, сыгран будет уже в октябре в 800-й раз. Поражаешься интенсивности работы, актеры трудятся на износ, как на конвейере. Каждый день в пяти театральных залах театра в Тель-Авиве одновременно идут спектакли. А в 2008 году Камерный театр отыграл 2150 спектаклей. Чудеса, да и только! Слава идет вслед за "Гамлетом", который исколесил много дорог, был показан по всему миру.

Театр привез в Москву специальные кресла для зрителей. Они крутятся, и весь спектакль мы поворачивались на 180 градусов, чтобы следить за происходящим на сцене. Собственно таковой здесь и нет, и зритель помещен в самое пекло происходящего. Действие разворачивается повсюду, даже за спиной. Играли "Гамлета" в Центре имени Вс.Мейерхольда - лучшей площадки в данном случае не придумаешь. Кресла расставлены примерно так, как во время фэшн-шоу, вдоль подиума, только он не возвышался в центре зала, но актеры проходили и пробегали по воображаемому помосту, мимо рядов кресел, работали на боковых и задних площадках, которые подобно ступеням поднимались над пространством зрительного зала.

Каких уж только "Гамлетов" мы не видели. Удивить нас сложно. Израильского "Гамлета" "уложили" в два с небольшим часа. Как говорит постановщик Омри Ницан, он себя чувствовал мясником, который рубил мясо. Но иного выхода не видел. Сегодня сложно заставить публику сидеть в театре по четыре с лишним часа, хотя есть упрямцы вроде Някрошюса, которые сопротивляются настроениям публики. Этот "Гамлет" одет в современные одежды, отчасти, он сделан в стиле милитари - об этом стиле трудно забыть в самом Израиле.

Роль Гамлета играет Итай Тиран, действительно высокоталантливый молодой артист, которым так гордятся в театре, утверждая, что подобное дарование рождается едва ли не раз в сто лет. В нем много юношеской безудержной энергии, максимализма и ранимости. Конечно, имея такого актера, трудно удержаться от искушения "Гамлетом". Офелия, которую ему приготовил театр (актриса Нетта Герти), - вполне заурядное существо в розовых туфлях или кедах того же цвета. Как правило, дурно одетое, торчащее перед зеркалом, танцующее под современную музыку, заглушающую своим ором все вокруг. Вот уж точно не пара. Приметы дня сегодняшнего чувствуются во всем. Сам Гамлет носит джинсы и черную футболку, он - парень с улицы, хотя, конечно, особенный. При этом имеет не менее банальных, чем Офелия, друзей. Розенкранц с Гильденстерном тут полные ничтожества, разряженные в дурацкие летние штанцы, они напоминают затрапезных клоунов. На лицах - ни тени интеллекта. Зато Клавдий запоминается уже одними своими чертами. Актер Гиль Франк имеет демоническую внешность, великолепное по выразительности лицо. Его портрет, где он в костюме и галстуке, висит за спинами зрителей, как предвыборный плакат, который Гамлет искромсает ножом. И монолог "Быть или не быть" принц Датский произнесет с тем же ножом в руках, готовый в любую минуту вскрыть собственные вены. В спектакле много всякого рода штучек и придумок, которых не было в сонме других "Гамлетов". Тот же Клавдий поднимается на трибуну, подобно депутату какого-нибудь парламента, и произносит в микрофон свои ничего не значащие, но демонизирующие толпу речи. Потом он словно подавится микрофоном, захлебнется в собственном словесном потоке, когда уже и Гертруда затихнет в предсмертном сне. Тот же Гиль Франк играет и Тень отца Гамлета, являющуюся босиком, бредущую по залу в мягком пальто. Она появляется в нужный момент, чтобы сына уберечь от ошибки и спасти его мать. Гамлет, чуть ли не в состоянии аффекта, набрасывается на свою несчастную мать, того и гляди не то что убьет, а изнасилует. Вот уже слился с ней в страстном и зверском поцелуе. Благо явилось то, что осталось от его убиенного отца. Музыка звучит самая разнообразная: от легендарной "Истории любви" до знакомой каждому у нас мелодии Хачатуряна. Но подобная эклектика совершенно не раздражает, в контексте происходящего она вполне приемлема и объяснима. Гамлет и сам садится за рояль и что-то наигрывает. Фантазия режиссеров неистощима, и каждый новый "Гамлет", даже если он не блещет особой новизной, приносит с собой определенный набор аттракционов. Но, как говорится, аттракционом больше, аттракционом меньше - сути это не меняет. Если же говорить о глобальных вещах, то особенно новым и свежим данное прочтение не назовешь. Пожалуй, за этим спектаклем тянется слишком амбициозный шлейф успехов там и сям, на деле же все гораздо скромнее. В любом случае любопытно знать, что имеет спрос и что творится в театре, чувствующем свою неразрывную связь с Москвой.


© 2003-2015, «Центр им. Вс. Мейерхольда»
127055, Москва, ул. Новослободская, 23, м. «Менделеевская»
+7 (495) 363 10 48 (касса), 363 10 49 (приемная)
fainkin@meyerhold.ruvsmeyerhold.centre@gmail.com