English

Лев Гительман
09/09/07 «"Империя драмы"»

ПРИРОДА ТЕАТРА НЕИЗМЕННА

В серии «Библиотека Александринского театра» вышла книга Валерия Фокина «Беседы о профессии». В сборник включены литературные записи репетиций «Ревизора» и «Двойника», но основную его часть составляют беседы Валерия Фокина и Александра Чепурова, в которых Фокин рассказывает о своём становлении как режиссёра, размышляет о технике и психологии актёрской и режиссёрской профессий, о месте и роли национального театра в культуре и обществе.

Книга Валерия Владимировича Фокина не только весьма содержательна, но и необычайно ценна для практиков театра. Это не просто диалоги об искусстве режиссёра – речь в ней идёт и о Ежи Гротовском, и о Евгении Вахтангове, и о Юрии Юрьеве... Для нас важно понять, как история театра интерпретируется практиком сцены. Это большая редкость, когда режиссёр так глубоко понимает и чувствует культурные связи направлений, теорий, времён, личностей, тенденций.


Значительное место в этой книге уделено Мейерхольду. В отношении Мейерхольда и Фокина к живому, подвижному, меняющемуся театру много общего. Ведь Мейерхольд говорил о тех, кто пытался критиковать его спектакли, что они ведут стрельбу по движущейся мишени. Он уже давно работает над чем-то другим, другим увлечён, его другое волнует, - а они всё корят его за то, что уже осталось в прошлом. Фокин – такая же «движущаяся мишень», он постоянно в поиске, и это не может не импонировать людям, воспринимающим театр как живой организм, требующий постоянного осмысления. Какова причина того, что современный режиссёр стремится понять глубинную суть творчества Мейерхольда, понять характер его открытий, и показать, что они не принадлежат ушедшей эпохе, но и сегодня могут служить театру? Да потому что это – важнейшие открытия в области природы театрального искусства. Здесь есть свои законы – именно поэтому мы можем отделить искусство от неискусства. Функция театра меняется от одной эпохи к другой, но природа его неизменна.


Мне понравилось отношение Фокина к проблеме национального театра. Он справедливо утверждает, что на Александринский театр возложена особая ответственность как на старейшую национальную сцену. Юрий Юрьев, который с 1922 по 1929 годы руководил Александринкой, много размышлял о том, что же такое национальный театр. В нём должны были, по мнению Юрьева, сосуществовать на равных два театра: один, отрицающий рутину и штампы, но хранящий традиции, культуру профессии, навыки, передающиеся из поколения в поколение, а другой - непрестанно экспериментирующий, ищущий. На большой сцене необходимо утверждать и совершенствовать то, что уже найдено, - а на малой сцене могут быть вещи дотоле не испробованные. Хотелось бы, чтобы у Фокина хватило спокойствия и душевной уверенности в том, что национальный театр должен ставить классику и заботиться о сохранении традиций и ремесла в цветаевском понимании этого слова, - и в то же время не останавливаться в своих поисках. У нас сейчас торжествует дилетантизм, и это ужасно, но эта книга – во всех отношениях гимн профессионализму.


Мне бы очень хотелось подчеркнуть роль Александра Анатольевича Чепурова, составителя книги, но фактически – соавтора, не случайно же раздел «Беседы о профессии» имеет подзаголовок «Беседы Александра Чепурова с Валерием Фокиным». Чепуров здесь – очень важный и значительный собеседник, он задаёт удивительно точные вопросы и, направляя разговор, всё время провоцирует Фокина на крайне любопытные ответы. Это не холодные официальные интервью, это именно тонкая интеллигентная беседа двух более чем осведомленных, одинаково влюблённых в театр, одинаково живущих его проблемами людей.


В этой книге Валерий Фокин ведёт рассказ очень подробно, опираясь на примеры из личного опыта, в стремлении не просто сформулировать, но и добавить что-то сокровенное. «Беседы о профессии» - вообще очень исповедальная книга. Я удивлялся искренности автора, говорившего о своём потрясении после спектакля Гротовского, – чувствуется, что он говорит о чём-то самом заветном. И эта искренность меня пленила.


Я очень люблю и ценю Товстоногова, но он в своих книгах – мастер, мэтр, он учит читателя, он всё понял, всё осознал и предлагает концепцию, которая кажется ему единственно верной. Фокин же – это ученик, он постоянно чему-то учится, постоянно что-то проверяет. Конечно, он многое понял, во многом утвердился, многое утвердил, но он не скажет, что это уже финал, и все отныне должны поступать именно так. Он постоянно даёт понять своему читателю, своему собеседнику, что необходимо искать, думать, пробовать. Потому что театр имеет начало, но не имеет конца.


© 2003-2015, «Центр им. Вс. Мейерхольда»
127055, Москва, ул. Новослободская, 23, м. «Менделеевская»
+7 (495) 363 10 48 (касса), 363 10 49 (приемная)
fainkin@meyerhold.ruvsmeyerhold.centre@gmail.com