English

Алена Карась
16/03/02 «Российская газета»

ФОКИН И ЕГО ДВОЙНИК

Арто — театральный пророк, открывший ХХ веку идею тотального театра — стал темой нового спектакля Центра им. Мейерхольда.

Однажды Бродский сказал, что он не возвращается на родину из страха тавтологии, повторения прожитого. Из страха тавтологии нельзя ставить спектакль об Антонене Арто как о безумце. Он был достаточно безумен, и сам достаточно сознавал свою исключительность, чтобы это стало объектом театрального представления. 

Блестящий комбинатор пространств и звуков, изобретатель замысловатых и причудливых театральных моделей, Валерий Фокин вместе с художником Александром Боровским превращает зал Центра им. Мейерхольда в парижское кафе Maldorado, где сытая и удивленная публика, сидя за своими столиками, взирает на метания безумца.

Виктор Гвоздицикий эту болезнь умеет играть как никто. Он вообще похож на Арто. В нежной, расслабляющей атмосфере кафе, попивая виски или вино, с удовольствием выпуская клубы дыма, одним глазом успеваешь следить за Гвоздицким, паясничающим на маленькой эстраде, а другим — за самим Арто, чье киноизображение появляется на кирпичной стене. В Гвоздицком есть такая же взрывоопасная смесь высокого, жертвенного, романтического порыва и эпатирующего, отталкивающего, паясничающего жеста. Когда он, вслед за Арто, говорит о муке невыразимости, о словах, обессмысливающих чувство, его речь превращается в иероглиф этой муки: слова летят лавиной, смертельным камнепадом, натыкаются друг на друга и замирают на губах. Сама эта речь, исполненная невиданной страсти, боли и вызова, могла бы стать сильнейшим театральным событием.

Но пьеса построена так, что судьба и миф Арто с его философией метафизического театра предстают как сюжет для ЖЗЛ, как правдивые и выдуманные истории из жизни и истории болезни некоего театрального пророка.

А между тем, кажется, что безумие Арто совсем не медицинского свойства. Оно жаждет выражения, оно мечтает о новом соединении языка и воли, слова и тела, в котором театр — это чума, спазм, иероглиф иной, таинственной реальности, для которой «человек с его нравами и характером мало что значит», это алхимическая метаморфоза, в которой добывается духовное золото. Легко ли превратить все это в театральное представление? Легче сочинить историю о бедном обезумевшем поэте, распятом на кресте собственной мысли, вписать ее в банальный любовный треугольник, навязать ему Двойника в виде театрального конформиста и буржуа, и окружить группой статистов.

В познавательных целях автор пьесы Валерий Семеновский успевает вложить в уста Арто множество его манифестов и идей. Особенно забавно наблюдать, как Гвоздицикий — Арто громит в своих речах психологический театр, а его Двойник — Игорь Косталевский в худших традициях этого самого театра «переживает» и выдавливает из себя скупую мужскую слезу.

Миф Арто — это право на свободу и предельность театра, это возвращение к его магической власти, к вере высшую реальность жеста. В театре Фокина он предстает с изнанки, с исподнего — не суть, а антураж, не страсть, а фарс. Фокин предлагает актерам фиглярствовать, пародируя тот рутинный театр, на который восставал Арто. Он так и не дал им узнать, о чем на самом деле думал и отчего сошел с ума Арто. Их актерской природе не суждено переродиться. Обыденность, от которой бежал Арто, окружает его в спектакле Центра им. Мейерхольда со всех сторон. Ему, который видел в театре двойника иной реальности, в удел оставлена только эта.

Уже долгие годы (в «Приглашении на казнь», в «Ван Гог, еще Ван Гог» и вот теперь здесь) Валерий Фокин пытается проникнуть за завесу безумия, разгадать, где гнездиться гениальность. Между тем, безумие гения — лишь отблеск сжигающей его мысли. Превратить театр из физического в мета-физический — вот алхимия Арто, подлинное ядро его безумия. Знающий ужасы и подполье человеческой психики, ее разрушительные силы, он стремился выйти за ее пределы, заменить несовершенный человеческий язык тотальностью божественных иероглифов. Об этом в новом спектакле Фокина только рассказано. Сила же театра, по Арто, заключена не в словах, а в Жесте.


© 2003-2015, «Центр им. Вс. Мейерхольда»
127055, Москва, ул. Новослободская, 23, м. «Менделеевская»
+7 (495) 363 10 48 (касса), 363 10 49 (приемная)
fainkin@meyerhold.ruvsmeyerhold.centre@gmail.com